• Кунилингус,  Подчинение и унижения,  эротические рассказы

    Светка и её пиздолиз.

    Эротический рассказ “Светка и её пиздолиз.”

    — Эльвира, ну почему вы не подпускаете меня к Андрюше? — негодовала Светка, — Он ведь там на кухне совсем один, ему наверное там очень скучно.

    — Сказала же, пока не сдашь норматив, не будет никаких Андрюшек. И вообще, с чего ты взяла, что наш новый поваренок не пошлёт тебя?

    — Ну Эльвира-а! Мне очень сильно хочется раздрочить свой клитор об его нос. Вы видели, какой у него выдающийся рельеф лица: нос греческий, губы пухлые, скулы острые, да и кадык тоже хорошо выступает.

    — Пизданёт он тебя половником, Светка, и пойдёшь ты дрочить в кустики. На него уже две пигалицы из твоего отряда пытались залезть, так он скинул обеих. А ты даже нормативы по рукопашному бою сдать не можешь.

    — Они дилетантки, вот увидите, Эля, я вам первой фото отправлю.

    Девушки из лагеря начальной боевой подготовки уже готовились ко сну, а когда все улеглись, Светка решила свалить из казармы и тайком прокрасться к поварёнку. Он обосновался в подсобном помещении вместе с электриком, который также как и он был трудоустроен в этот тренировочный лагерь на лето.

    — Андрюх, а ты заметил, как на тебя эта самая выёбистая смотрела в столовке?

    — Светка что ли?

    — Ага. У неё по ходу на тебя сильная течка.

    — Да похуй, я спать пошёл.

  • Кунилингус,  Подчинение и унижения,  Принуждение,  Студенты,  эротические рассказы

    Девушки на лицо.

    Эротический рассказ “Девушки на лицо.”

    На первом курсе универа познакомился я с девушкой, она училась на параллельном потоке. Начали встречаться, первый секс у меня с ней был просто супер. А потом она начала намекать, что хочет кончить от языка. У меня к тому моменту ещё все эти школодронские понятия в голове оставались, что типа бабе лизать западло. Ну я и отлынивал, увиливал и всячески уклонялся, хотя она сосала мне регулярно, причём сама всё делала, не дожидаясь, когда я попрошу. И вот как-то раз мы у неё на хате кувыркались в постели, и, после того как я кончил, она вдруг переместилась на подушку выше моей головы и уселась там, широко разведя ножки. Я лежал на спине, и тут она вдруг приподняла мне голову и положила затылком себе на лобок. А потом стиснула мне голову бёдрами и удерживала так.