статьи о сексе

Восточный обычай лишения девственности!

Какая мать не мечтает о счастье дочери? Потому и учит жизни. А уж если речь заходит о любви… Но, оказывается, порой и яйца могут преподать урок курице.
«Почитай мне из Камбиза!»

Я — мать необычная. Дочка так и говорит: «У всех матери как матери, а ты…» Нет, не с обидой. С уважением. Мы с ней подружки. И во всех мальчиков, в которых влюблялась она, я тоже влюблялась: понарошку, разумеется. Впервые случилось это с Дашей в 13 лет. Поцеловалась она с Дениской, а вечером от переживаний аж температура поднялась. Вот тогда мы с ней и устроили «праздник первого поцелуя»: пили чай с пирожными, и я ей читала стихи о любви.

А в 18 пришла настоящая любовь. Как-то Дашка с таинственным видом заявила: «Хочешь, почитаю из Камбиза?» Звучало это так, будто она собиралась читать мне из Омара Хайяма. Оказалось, это ее приятель по Интернету. Даша практиковала английский и познакомилась с парнем из далекой восточной страны. Шли месяцы, а она не отлипала от компьютера. Камбиз писал письма, и она переводила их мне с английского. Они и правда были необычные. Порой казалось, что пишет их вовсе не студент, переводчик с японского, а умудренный жизненным опытом сорокалетний мужчина. Нет-нет, он еще не говорил о любви. Просто рассказывал Даше о своей стране, об истории, поэзии.
Он будет моим первым…

«Хочешь посмотреть на Камбиза?» — застала меня врасплох Даша. Симпатичный, худощавый юноша с черными до плеч волосами. Он присылал Даше фильмы, где знакомил с семьей, показывал любимые книги. Незаметно летело время. И однажды свершилось: Камбиз объяснился Даше в любви. Она была сама не своя, да и я переживала вместе с ней. Понимала: это серьезно. А скоро Даша объявила: «Мам, Камбиз приедет к нам в гости!»

Перед встречей в Шереметьеве она всю ночь не спала. Рейс опоздал. Но наконец мы увидели Его. Худющий парень стремительно катил тележку с поклажей, черные глаза горели, кудри разметались, он мучительно искал Дашу в толпе. А когда встретились глазами, забыв про багаж, рванул к ней, и они долго стояли обнявшись!

…После домашнего застолья, на котором Камбиз не притронулся к спиртному, Даша утащила меня к себе. Помявшись, сказала:

— Мама, я хочу, чтобы Ками стал моим первым мужчиной…

Что я могла возразить?

Ласки за стеной

Скажу честно, в ту ночь я не спала. А какая мать заснет, когда в соседней комнаты ее девочку лишают невинности? То, что Даша в свои 18 еще девочка, я знала точно. Знала, что и ее ровесник Камбиз еще не знал женщин. Подумалось: лучше был бы поопытней. Прислушалась. За стенкой было тихо: ни стона, ни вздоха. Сейчас, когда с дочкой происходило таинство посвящения в женщины, я хотела лишь одного: пусть ей запомнится эта святая ночь, пусть не будет ни боли, ни обид, пусть…

Поутру Даша, со стертым в кровь подбородком, блаженно улыбаясь, вышла мне навстречу. Рядом стоял Камбиз. Он был смущен и пытался объяснить на английском, что как ни бреется, а щетина растет очень быстро… Улучив момент, шепнула дочке: «Поздравляю, моя маленькая Женщина!» Но Дашка вдруг выдала: «Да рано пока поздравлять…» Я ничего не поняла, но с расспросами не приставала. На второй день все повторилось. И на третий. И на четвертый. Перед отъездом в Санкт-Петербург (Камбиз мечтал посмотреть Эрмитаж) я все же спросила Дашу: «Ну, как дела? Тебя можно, наконец, поздравить?» Но Даша, таинственно улыбаясь, дала мне понять, что совершенно счастлива и все еще… девушка.
«Может, плева плотная?»

Заморочки начались, когда я стала просчитывать, с чего бы у них «ничего не получилось»? Дошла до того, что у дочки какой-то дефект. Или у мальчика? Вот тогда и позвонила приятельнице-гинекологу. Та успокоила: «Бывает плотная девственная плева. А парень, видно, не хочет больно ей делать. Вот и тянут резину. Надо будет — сделаем надрез на плеве».

Перспектива меня не обрадовала. Однако, когда Даша мне и по телефону сказала, чтобы я пока приберегла свои поздравления, не выдержала и схохмила: «Может, долото прислать?» На том конце провода послышался смешок: «Мам, да успокойся ты. Ну, женщина я, женщина!»

Я облегченно вздохнула. И когда ребята вернулись, я, улучив момент, задала дочке интимный вопрос: «Почему он так долго лишал тебя девственности?»
Оргазм! Еще оргазм!

— А он и не лишал, — огорошила меня Дашка. — У них, мама, не принято в первую же ночь врываться на всем скаку…

— А как же? — растерянно смотрела я на Дашку. Она смешно скривила носик:

— Мам, ты еще про кровь на простыне вспомни. Устарело это, мамочка! В сексе важно удовольствие!

Вот тогда я и узнала восточные тонкости: никому, оказывается, там невинность со слезами не нужна. Зато мужчина считает за честь с первой же ночи ввести свою даму в мир секса и удовольствий. Как? А вот так: просто ласкает девушку, постепенно переходя ко все более дерзким ласкам. Оральным! Главное для них, чтобы будущая жена получила оргазм (и не один!). И добивается этого иной молодой муж неделями! Разогревает ласками девственное желание. И поцелуи у мужчины особенные: как в верхние губки, так и в нижние. Захочет девушка — ответит страстными объятиями. Нет? Принуждать муж не будет. И так столько дней, пока однажды не произойдет оргазм! Но даже если тогда девушка захочет настоящей близости, мужчина не должен идти у нее на поводу. Еще и еще раз он доводит ее до блаженства, до полного удовлетворения, медленно и настойчиво лаская языком лоно, половые губы, клитор. И лишь после 10-го оргазма (!) и при желании девушки проникает в нее половым членом. Так-то!

Надо сказать, с того дня я другими глазами стала смотреть на будущего зятя. А заодно и… на своего мужа. Мой-то не больно старался меня от боли уберечь. Если честно, нужно видеть Дашкины глаза, когда она смотрит на своего любимого, чтобы понять, как же ей с ним хорошо. Я за дочку рада. А написать про интим решилась лишь для того, чтобы и наши юноши задумались: может, стоит опыт Востока поставить на поток?

Оцените рассказ